Салдинские обряды и верования

 

Обряды и верования.

Соблюдение церковных праздников и связанных с ними обрядов являлось для салдинцев насущной необходимостью. Как и повсеместно, эти праздники регламентировали и упорядочивали жизнь мастерового, давали разрядку тяжелым заводским будням. Календарь традиционных праздников знали все — от мала до велика.

Святки.

Самым любимым зимним праздником были святки. Святочный цикл начинался с Рождества, с сочельника. "Сочиво" готовилось из различных сушеных фруктов и ягод. Во многих семьях к этому празднику покупали по целому ведру изюма.

В святки грех было работать, а следовало предаваться развлечениям. Накануне Рождества ходили по домам "славить". Дети и молодежь небольшими группами ходили от одного двора к другому и пели вначале: "Христос рождается...", а затем и различные шутливые песни. Заканчивалось колядование вознаграждением за песни, за добрые пожелания, и поэтому все хозяйки стряпали и пекли в период Рождества очень много. В период святок, от Нового года до Крещения (так называемые страшные святки), девушки, да и парни, много гадали. Например, выходили на росстань (перекресток дорог) и начинали кружиться до тех пор, пока не упадут в снег. В какую сторону укажут ноги — в ту и замуж выдадут.

Много гаданий было с зеркалом, так, как это было во многих регионах. В Салде было следующее интересное гадание: швейная иголка втыкалась вертикально, тупым концом. На острый конец иголки надевали скорлупу кедрового ореха и поджигали. Если скорлупа завертится, то желание, загаданное заранее, должно было сбыться.

Крещение.

Святочные игрища и гадания заканчивались в Крещение, когда на пруду вырубалась прорубь в виде креста. Совершался из церкви крестный ход, и священник освящал воду в проруби. Все стремились в этот день зачерпнуть в бурачок, специально для этого сделанный, унести с собой воды. Эта вода считалась святой и применялась во многих случаях как оберег и как лекарство. После Крещения в проруби на пруду в течение двух недель нельзя было полоскать белье.

Масленица.

В последнюю неделю перед Великим постом был самый веселый, разгульный праздник — Масленица. Он был одним из самых любимых праздников в Нижней Салде — это проводы мясоеда и наступление Великого поста.

В последний день перед постом, в воскресенье, должны были состоятся большие катания на лошадях. К этому празднику готовились заранее: украшали санки, кошевки, начищали сбрую, холили лошадей.

Катание начиналось с 12 часов дня и продолжалось до колокольного звона, когда в 5 часов вечера удар колокола оповещал об окончании веселья. Круг, по которому предстояло проехать кавалькаде упряжек, начинался от дома управителя завода вверх по Салдинской улице до Александро-Невской церкви. Затем по переулку переезжали на Арзамасскую улицу и, спустившись к центру, поворачивали на Тагильскую улицу вновь к дому управителя завода. Оттуда спускались на пруд и по косой дороге к Смольниковым в переулок. Затем по Верхотурской улице до Дудинского переулка и с него на Первую Балковскую улицу. Мимо Никольской церкви по плотине выезжали снова на Салдинскую улицу. Такими восьмерками катались все 5 часов. На углах, где были повороты, стояли сотни людей и оценивали убранство лошади, кошевок, кто как одет. Любителями покрасоваться на своих лошадях были: Степан Алексеевич Терентьев — на паре сивых он всегда катался с женой; Василий Иванович Цыпляшов — на тройке; братья Махонины, Василий и Андрей.

В последний круг перед 5 часами выезжала так называемая "масленица" — это была запряженная пара лошадей, где в простых санях с коробом сидели ряженые парни и девки. У них в коробе было много мелких пряников для того, чтобы бросать их горстями на поворотах, к большому удовольствию ребятишек.

Спонсорами таких угощений были состоятельные люди заводского поселка. Это было престижно, и такие люди пользовались почетом среди местного населения.

После колокольного звона все веселье утихало, и завершался праздник совсем не весело: выбиралась очередная жертва среди девушек-перестарок и к дому, где она жила (или нескольким домам), подвешивали на высокое место редьку-цветунью.

Сразу за Масленой неделей начинался 7-недельный период строгости, святости, воздержания — Великий пост.

Великий пост.

Четвертая срединная неделя поста называлась "средокрестной". На этой неделе в ночь со среды на четверг пост ломается пополам. В среду во всех домах Нижней Салды пекли печенье в виде крестика, и с этими "крестиками" ребята ходили поздравлять всех с окончанием первой половины поста: "Сегодня говенье переломилось. Мы по крестики пришли". И пели песню: "Тетенька, крестичка, Скоро ли говенье переломится, Яичко под горку покатится?" — после такого колядования детей угощали печеньем.

В период поста никаких увеселений, естественно, не было — посиделки, вечеринки прекращались. В Вербное воскресенье, за неделю до Пасхи, освящали пучки вербы и хранили их в доме у божницы.

Пасха.

Пасха, как и везде, отмечалась торжественно и празднично. Накануне в церкви освящали куличи, пасхи, яйца, а наутро, в Пасху, "разговлялись" этими яствами.

На Пасху, в единственный день в году, любому можно было зайти на колокольню и попробовать себя в этом виде искусства. Три церкви Нижней Салды не прекращали перезвон в этот день, и можно представить, какой звон стоял в заводском поселке.

 

Егорьев день — 6 мая.

В Нижней Салде было большое количество лошадей, которые использовались на подзаводских работах, на перевозках грузов в зимнее время. Поэтому летом лошадей отправляли в пасево. Накануне Егорьева дня на общих сходах выбирали конных пастухов (человек 5—7). Критериями выбора данного пастуха являлись его честность и добросовестность в работе, его состоятельность, то есть он должен был иметь "справное" хозяйство. Пастухам платили 2 процента от стоимости лошади, а он нес материальную ответственность за порученных ему животных.

В результате большого спроса на лошадей было развито конокрадство, и поэтому "гильдии" пастухов знали многих представителей цыганской профессии и даже вынуждены были "водить с ними дружбу".

Выбранные на данный год пастухи подбирали и покупали себе под седло "гонных" лошадей, а если таких в Салде не оказывалось, то ездили за ними в Тюмень, Ирбит или Ишим.

В Егорьев день артель конных пастухов верхом на лошадях ездила по улицам с колоколами в руках, это означало, что с этого дня они будут отвечать за переданных им лошадей. На следующий день хозяева сводили своих лошадей со всего поселка в пригон, который находился в конце Муллинской улицы, в Январском переулке. В день выгона, в воскресенье, совершался небольшой молебен и крестный ход из церкви Александра Невского до пригона, лошадей кропили святой водой, а затем уводили в пасево на все лето. К страде, в Петров день, их пригоняли, каких-то забирали на покос, а свободных от покоса и молодняк угоняли снова. Провожали и встречали лошадей всей семьей, это был настоящий народный праздник.

Язычество.

Несмотря на то, что практически все население Нижней Салды были крещеные и посещали церковь, существовали верования, оставшиеся с языческих времен.

В Нижней Салде было много знахарок. Считалось, что "черных" знахарок, которые могли колдовать и привораживать, здесь было больше, чем в других селениях в округе. Видимо, спрос на них был, так как многие верили в "огненных" и "нечистых", в "домового", "опалиху" и " суседко". Опалихой взрослые пугали детей, чтобы они раньше положенного срока не ходили в огород. Надевали тулуп мехом наружу, брали в руки железный предмет (таз или ведро) — пугали детей рыканьем и стуком.

Считалось, что домовой приносит много вреда — он живет в хлеву, в подполье, за печкой, накликает и предсказывает несчастье стоном. "Суседко" похож на кошку и часто греется на шестке около синенького огонька. Чтобы избавиться от "нечистого", надо было посыпать тоскующего солью и коноплей, попарить его в 12 банях, на бровь двери положить лутошку (липовая палка без коры), в углы дома тоже поставить по лутошке, а на порог приковать подкову.

Знахарки лечили заговорами и народными средствами. Вот некоторые из них. От чирьев: очертить больное место огнем и привязать коноплю с мылом или взять воск, серу, лук, масло постное, сварить и привязать к больному месту. От бородавок: взять палку, вырезать на ней столько зарубок, сколько у больно-го бородавок, и бросить на дорогу, кто ее подберет — к тому и перейдут бородавки.

Универсальным средством считали святую воду и паломничество в святые места.

Источник: Книга "Нижняя Салда"  Автор-составитель И.Н.Танкиевская

© Издательство Уральского университета, 2000г.

Крестный ход

 

Следующим по хронологии общим праздником был крестный ход. В Нижней Салде престольным праздником считался Николин день. Все три церкви имели престолы в честь Николая Чудотворца. Когда-то, а именно в 1862 году, в заводском поселке во время празднования престольного праздника случился сильный пожар. Было много пьяных, и поэтому не удалось спасти половину поселка. Общим сходом решено было в этот день вина не употреблять, а совершать в этот день крестный ход из Нижней Салды в Верхнюю, так как престольный праздник церкви Иоана Богослова праздновался там 8 мая.

Начиналось это так: 7 мая в три часа дня церкви Нижней Салды начинали звонить, созывая народ на сход. Каждый прихожанин надевал определенную форму. Прихожане Никольской церкви надевали: мужчины — белую косоворотку, черные брюки и сапоги, женщины — белую кофту, черную сатиновую юбку и белый с цветами платок. Прихожане Александро-Невской церкви надевали: мужчины — синюю рубашку, черные брюки и сапоги, женщины — белую кофту, синюю юбку и белые платки с цветами. Прихожане Единоверческой церкви в крестном ходе не принимали участия, но церковь сопровождала колокольным звоном на всем пути следования процессии по кержацкому концу.

Поднимались все иконы, какие были в церквях, участвовавших в крестном ходе. Большие иконы несли на деревянных носилках, а маленькие иконы женщины несли на руках, держа их на вышитых полотенцах. Хоругви, а их было несметное количество, несли мужчины.

Около 5 часов вечера выходили из Никольской церкви, и эта "демонстрация" растягивалась на два километра. На всем протяжении Тагильской улицы около домов стояли бочки с водой, жбаны с квасом. К вечеру 7 мая демонстранты прибывали в Верхнюю Салду, и большинство нижнесалдинцев размещалось в домах родственников и знакомых.

8 мая после обедни, немного отдохнув, в 3 часа дня по колокольному звону жители двух заводских поселков собирались на совместное шествие. Крестный ход состоял теперь из прихожан трех церквей; к концу дня возвращались в Нижнюю Салду. На этот раз верхнесалдинцы расходились по домам своих знакомых в Нижней Салде. 9 мая — Николин день. После торжественной обедни во всех трех церквях наступало время отдыха, застолья и поздравлений друг друга с праздником. В три часа по колокольному звону вновь собирались все проводить верхнесалдинцев. Теперь уже хозяева были без икон и провожали гостей до Крутого лога.

Вначале в период крестного хода сохранялся сухой закон, но к концу столетия этот праздник по части застолья стал проводиться так же, как и другие праздники.

Источник: Книга "Нижняя Салда"  Автор-составитель И.Н.Танкиевская

© Издательство Уральского университета, 2000г.