Воспоминания о Леониде Шульгине

 

Отважный герой Брестской крепости

Вся наша жизнь наполнена со­бытиями, по которым можно су­дить о времени, о человеческих судьбах и, наконец, о себе. Но да­вайте обратимся к реальности этой самой жизни.

В Нижней Салде есть улица, ко­торая носит имя Леонида ШУЛЬ­ГИНА. Кем был наш земляк, какие события связаны с его именем и за какие заслуги в честь него пере­именовали Пятую Балковскую?..

Давайте послушаем сотруд­ницу Нижнесалдинского кра­еведческого музея Ирину Танкиев­скую:

– Леонид Максимович родился и вырос на той самой улице, которая сейчас носит его имя.

Судьба семьи Шульгиных была непростой. Старший брат Леонида погиб в Финскую войну. Но несмо­тря на эту семейную трагедию, Лео­нид решил посвятить себя военному делу.

Отслужив положенное время в армии, он не уволился на гражданку, а остался служить в пограничных во­йсках на западных рубежах страны. Его жена Ольга Васильевна работа­ла педагогом в сельской школе де­ревни Шумаки, на территории кото­рой размещалась застава младшего политрука Леонида Шульгина.

Молодая семья снимала жильё в доме Василия Викарука. Имен­но он, уже после окончания Вели­кой Отечественной войны, поведал подробности подвига пограничника и обстоятельства гибели его жены и двухмесячного сына.

Вот как писала об этом в своей книге военный историк Анна Гребён­кина:

«22 июня 1941 года вторжению фашистов на территорию нашей страны в районе дислокации 6-й по­граничной заставы противостояла небольшая группа бойцов под ко­мандованием младшего политру­ка Леонида Максимовича Шульгина. Он сумел организовать крепкую обо­рону, прорвать которую врагу не уда­валось. И тогда в бой были введены немецкие танки.

Один за другим гибли советские пограничники, но застава продолжа­ла удерживать позиции.

Вместе с мужем Л.М. Шульгиным на рубеже обороны находилась и его жена Ольга с грудным ребёнком. Она подносила боеприпасы и оказывала помощь раненым, время от времени возвращаясь в блиндаж, чтобы хоть как-то успокоить плачущего сына.

В бою Леонид получил тяжёлое ранение и, понимая, что не сможет долго оказывать сопротивление вра­гу, приказал жене забрать ребёнка и скрыться в лесу.

– Оля, уходите! –кричал он из по­следних сил. – Я прикрою!

– Мы останемся с тобой до конца! – твёрдо заявила Ольга.

Развязка этого неравного сраже­ния приближалась. Раненому бойцу и женщине с ребёнком на руках про­тивостояли сотни хорошо обученных фашистов...

– Русские, сдавайтесь, вы обре­чены! – коверкая слова, кричали фа­шисты.

– Нет! Русские люди живыми не сдаются! – хрипел им в ответ ране­ный политрук.

И когда в обойме его пистолета осталось всего три патрона, он на глазах оцепеневших врагов застре­лил ребёнка, жену, а потом и себя…».

Оставшиеся в живых жители де­ревни из уст в уста передавали под­робности этой страшной трагедии.

Несмотря на запрет фашистов, местный кузнец Иван Гордеевич Ле­щук похоронил Шульгиных, предав их тела земле под покровом ночи. На могильный холмик он положил полевые цветы, а к стволу груши, под которой осталась навечно ле­жать семья нашего земляка, прикре­пил табличку с надписью: «Их подвиг сильнее смерти. Если ты – человек, то поступишь так же». Рядом стояла дата: 22 июня 1941 года.

Ивана Лещука за ослушание при­каза оккупанты расстреляли. Но разве мог человек с русским именем Иван поступить по-другому?!

В канун Дня Победы съёмочная группа «Городского вестника» отправилась на улицу Шульги­на, чтобы увидеть дом, где родился и жил Леонид Максимович, поговорить с жителями, в чьи адреса вписано имя их земляка-героя.

Честно признаюсь, по дороге к месту съёмок я долго пытался понять, насколько оправдана и во имя чего принесена в жертву жизнь молодой женщины и ребёнка? Что это: поступок, граничащий с фанатизмом, или наивысшая форма веры и преданности своему Отечеству? Да, есть право самопожертвования у солдата, давшего присягу. Но есть ли у него такое право в отношении своих самых близких людей?.. Есть! Достаточно вспомнить Освенцим и Саласпилс, Хатынь и Бабий Яр. И это наивысшая правда того времени.

Но сейчас мы идём по улице, где живёт сегодняшний день нашей па­мяти, памяти о Леониде Шульгине.

Сказать, что эта улица сильно отличается от всех других, я не могу, хотя... Вот установ­лена мемориальная доска с информацией о подвиге солдата. Вот тот самый дом, где родился и жил герой этой публикации. А буквально через дорогу – колодец имени Шульгина… Вроде бы, все необходимые фор­мальности соблюдены, за исключе­нием главного – формальностей в нашем случае быть не должно. Но их присутствие, к сожалению, угады­вается во многом.

Взять, к примеру, дом Леонида Шульгина. Вот что по этому поводу говорят люди, живущие по соседству.

– Я живу на соседней улице, – рас­сказывает женщина, не назвавшая из скромности своей фамилии. – Но в канун 9 Мая всегда прихожу сюда, чтобы помочь подруге навести по­рядок возле дома. Это уже стало традицией. Нельзя праздник Побе­ды встречать на неубранной тер­ритории.

Я человек старой закалки, и очень хорошо помню, как на каждом доме вывешивались красные флаги, все выходили на улицу и поздравля­ли друг друга. На поляне возле дома Шульгина устраивали митинги, пели песни, радовались весне и миру. И, конечно же, вспоминали подвиг своего земляка.

К сожалению, сегодня жители этой улицы живут только своими интересами, забывая о самом глав­ном – кому они обязаны своим мир­ным существованием, радостным смехом своих детей и внуков. Очень жаль, что дом Шульгина находит­ся в плачевном состоянии: разру­шаются стены, просела крыша и только звёздочка у крыльца оста­ётся напоминанием о бывшем его хозяине.

Я долгие годы жила в селе Акин­фиево, где есть старый дом Акин­фия Демидова. Так он по сей день находится в целости и сохранно­сти, благодаря заботе местных жителей. В чём причина такого разного отношения к нашему про­шлому? Думаю, только в нас самих. 

– То, что Шульгин – герой вой­ны, я сказать не могу, – озвучива­ет своё мнение Валентин Милошев­ский. – С детства слышал рассказы о его участии в боях на границе в первый день войны. Но у меня не по­лучается даже представить, как можно пожертвовать самым доро­гим ради идеи! Есть в этом что-то выходящее за рамки человеческого понимания.

Видимо, так поступить ему под­сказала убеждённость в правоте принятия такого страшного выбо­ра. Жаль, что куда более простые решения по благоустройству ули­цы нашего земляка сегодня не при­нимаются. Помню, что во времена советской власти даже планирова­лось её заасфальтировать, но эти обещания теперь остались в про­шлом.

Приятно отметить, что в ка­нун праздника полным ходом ве­дутся работы по замене опор электропередач. А это позволяет всем жителям улицы надеяться на бесперебойное электроснабжение домов и на освещение в вечернее время.

Какой хотелось бы видеть улицу в день 100-летия Победы? Да та­кой же зелёной, красивой и чистой… Но самое важное, чтобы дом Шуль­гина, чьё имя носит улица, стал главной её исторической досто­примечательностью, а ещё лучше – музеем Солдата.

Вот такая непростая ситуация, связанная с жизнью и герои­ческой смертью Леонида Максимо­вича и ещё более неопределённая с будущим улицы, которая носит имя салдинского Героя...

Как вдруг у колодца имени Шуль­гина мы заметили молодых людей, которые зачерпывали в ладони бле­стевшие на солнце струи холодной воды. Зачерпывали, чтобы поднести их к лицу и ощутить добро и понима­ние великого откровения человече­ской жизни и смерти, памяти и скор­би, ощутить… жизнь.

Александр Немцов